США: Как они смогли и почему мы не сможем? 3/3

Окончание. Начало ЗДЕСЬ.

3

Я тоже говорила, что в политику не лезу, и когда приехала в Америку, долго смеялась, слушая разглагольствования своего мужа о политике. Меня просто забавляла его вера в то, что государство – это мы. Мне это казалось утопией.

Потому что в России такого никогда не было, ни до революции, ни после, ни после развала Союза, ни сейчас. У нас была устойчивая уверенность в головах, что власть – это одно, а народ – совершенно другое и никакой связи между ними не было и быть не может по определению.

Если бы я сказала это здесь, то на меня бы посмотрели, как на дуру, потому что любой политик здесь  — это в первую очередь человек, живой человек. Его решения подлежать публичному обсуждению, а не только вселенскому любованию. Всегда найдутся те, кто с ним не согласны. И ему нужно отстаивать свою позицию.

Это здесь возможно, что простая секретарша затаскала действующего президента по судам за сексуальное домогательство. Вы можете себе представить, что подобное может произойти в России? Пусть даже не с президентом, а с простым губернатором или мэром? Да еще чтобы это получило такую широкую огласку? Чтобы все федеральные каналы обсасывали подробности этой истории месяцами?

Это здесь одна женщина смогла поднять волну протестов против загрязнения среды химическими производствами. Ее звали Эрин Брокович, и про это снято кино. Как вы думаете, где бы она закончила свои дни, если бы начала эту компанию в России?

Когда я стала все больше узнавать не только названия улиц и районов, но и строение государственной машины, то диву давалась, как грамотно все устроено. В США есть три ветви власти – кто-то скажет, что у нас они номинально тоже есть – президент, парламент и конституционный суд. Но в Америке полномочия каждой ветви продуманы и прописаны давным давно, и не меняются с каждым новым лицом в Белом Доме. Полномочия каждой отдельной власти ограничены двумя другими. Ни одна из ветвей не обладает неограниченной властью.

Еще один важный момент – максимальный срок президенства – два срока по четыре года. После этого, ни через пять, ни через пятнадцать лет, короче, никогда, президент не возвращается на пост. НИ-КОГ-ДА! Каким бы золотым он не был, как много хорошего бы он ни сделал. Он не возвращается, и точка.

На местах все управление возложено на губернатора штата. Президент тут никому не дает указаний, сколько брать налога в Небраске или Аризоне, сколько платить пенсионерам и инвалидам в Северной Дакоте или Южной Каролине. А губернатор да мэры – они же рядом, и парадокс для каждого совка состоит в том, что при желании ты можешь и записаться к ним на прием, и встретить их в публичном месте, задать вопрос, выступить с предложением. Тебя не посадят, не засудят, а выслушают и ответят. А если еще и организуешь какой-то общественный резонанс, найдешь единомышленников, то тогда просто обязаны будут ответить.

Да, ответ может быть формальным, я не говорю, что живу в идеальной стране. Но номинально такое право существует, и ты его вправе реализовать.

Поэтому когда мне знакомые и родня начинают рассказывать про «ужасы в США», я стараюсь первым делом выяснить, в каком штате эти ужасы происходят. Ужас какого-то конкретного штата  не означает всеамериканский ужас.

Закончить хочу тем, с чего начала, с воспитания. Безусловно, такие правила воспитания детей и свобод не были, как говорится, от царя Гороха. Еще в прошлом-позапрошлом веке царил закон, что старший он прав, что нужно их слушаться и уважать, а в их присутствии помалкивать. Но ведь они смогли перестроить общественное сознание, поменять позицию взрослых или подрастающих людей-будущих родителей, они смогли постепенно внести коррективы в незыблемые законы домостроя.

Они смогли. Мы-то сможем?

Всегда Ваша Рина Пиантанида.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *